top
logo

Поиск

-
Книги

В новую книгу В.Качана вошли произведения, главная тема которых – гимн любви, исцеляющей душу, меняющей человека и его судьбу. «Опять ягодка» – повесть о женщине, возраст которой с давних пор был предметом добрых подшучиваний: «сорок лет – бабий цвет», «сорок пять – баба ягодка опять». Двадцатилетние таких просто не замечают. Тридцатилетние думают о них со страхом. Но всем рано или поздно исполняется сорок. И можно сколь угодно часто цитировать «в сорок лет жизнь только начинается», но найти свое счастье в этом возрасте не так просто. Но героине повести В.Качана судьба дает такой шанс.

«Владимир Качан - человек эпохи Возрождения. Мой любимый писатель, несмотря на то, что друг» М. Задорнов

Купить можно на сайте издательсва Эксмо

Электронный вариант на сайте ЛитРес

________________________________________________

"Арт-пасьянс" по Качану — это "собранье пестрых глав": воспоминания, капустники, байки, розыгрыши, пародии, фельетоны, стихи и песни. Тут и репетиции Анатолия Эфроса, и улыбка Любови Полищук, и молчание Владимира Высоцкого… И Лев Дуров, на сцене гоняющий в футбол.

«Ну вот, дорогой читатель, пасьянс разложен. И надо честно признаться, что он удержался в отведенных ему рамках. Сюда затесались (кроме рассказов об артистах) и фельетоны, и наша глупая реклама, по поводу которой кто только не шутил, и ляпы телевизионных комментаторов, и многое другое, к чему «арт-пасьянс», люди искусства не имеют ни малейшего отношения. Но я за это даже не прошу прощения, ибо лавину глупости и пошлости, сопутствующую нам в жизни, можно хотя бы приостановить, немного попридержать — исключительно юмором, сарказмом, иронией» В. Качан

Купить можно на сайте интернет магазина Ozon

Электронный вариант на сайте ЛитРес

________________________________________________

Купить можно в интернет магазине Ozon
Электронный вариант на сайте ЛитРес

Прочитав этот роман, кто-то ужаснется, кто-то обрадуется, а кто-то задумается. Еще бы: оказывается, Баба-Яга - вполне реальный персонаж. Стоит только внимательно приглядеться и… неужели это ваша соседка или давнишняя подруга, а что если… любимая? В книге есть все: и лихо закрученная интрига, и любовь страстная, земная, такая, что читателя пронимает до глубины души, и романтика, всепоглощающая страсть, и откровенный секс.
Владимир Качан заодно успевает широко распахнуть дверь в мир шоу-бизнеса, при этом, не слишком стараясь прикрывать наготу героев прозрачно-измененными фамилиями. А чего стоит маршрут следования персонажей - начиная от заштатного Ижевска и ослепительного Копенгагена до московских психушки и сумасшедшего дома в новогоднюю ночь. Путь неблизкий, но, поверьте, обжигающе интересный.

- Вы читали новый роман своего друга?

- Да, и советовал бы его прочитать. Особенно тем нашим молодым людям, которые боготворят шоу-бизнес, тащатся от передач «Секс с Анфисой» и «Дом 2».. Литература жесткая! Но с очень, извините за верное слово, задорным юмором. Ирония и юмор – это хрупкая защита от ужаса окружающего нас мира. Володе удивительно остроумно удалось описать всю мерзость нашего шоу-бизнеса, где любовь заменена на секс, а дружба – на целесообразность. Где деньги не слуги, а хозяева. Где хорошее – попсой не назовут. К сожалению, порой, даже у махровых классиков нашей литературы нечисть выписана обаятельней, чем положительные герои. В результате, идеалом молодежи становится бесовщина. У Вовки в этом смысле все на правильных местах. Прочитает подросток периода второго полового созревания эту книжку, и для него уже не будут настолько привлекательными его бывшие телекумиры, которые хороши только на экране и то лишь для тех, кто сам забыл половину таблицы умножения.

- А причем тут Баба яга? Сказка, мистика, фэнтези?

- Это реальность! Вокруг нас сегодня и мистика, и фэнтези, и сказка. Просто героиня, по наследству обладая сверхестественными способностями, все равно, попав под пиар сегодняшних «пиарастов», очень быстро превращается в банальную, осредненную Бабу ягу. А ведь хорошенькой была. Способненькой! Этот процесс превращения в Бабу ягу описан Володей так увлекательно, что невольно начинаешь сравнивать героиню с известными нашими телезвездами и просто со своими знакомыми. Знаете, одно из таких преображений произошло однажды на моих глазах всего за три часа. Был праздник. За столом напротив меня сидела известная актриса – попзвезда. Красавица! Прошло часа три, она напилась, у нее отклеились ресницы, сдвинулся на бок парик, по-моему, даже опустились груди, чуть ли не до пупка – не знаю, на чем они держались, но что-то, где-то в результате отклеилось – в общем, уже через пару часов передо мной сидела сущая Баба яга!

Короче, этот роман Владимира Качана - практически самоучитель как избежать поголовного проклятия, которое наносит нам всем пиар сегодняшнего гламура. И как благодаря ему формируются девушки с пониженной планкой социальной ответственности.

Хотя вы упомянули о том, что я бросил сцену, но ради своего друга на один вечер все-таки на нее решил вернутся. Чтобы дорассказать все, что я думаю о современной нечисти во главе с шоу-бизнесом и телекумирством, чего недорассказал мой друг в своей книге. 12 мая в Театре Школа современной пьесы вечер-премьера книги «Юность Бабы яги». В вечере будут принимать участие многие друзья Володи: известные актеры, поэты – прообразы героев романа! Кстати, и я в нем описан, слава богу под вымышленным именем. Поэтому никто не узнает правды обо мне. Поведет вечер главный режиссер театра Иосиф Райхельгауз, и ему особая за это благодарность. Как талантливому режиссеру, ему всегда интересно что-то новое, остроумное, яркое… А книга «Юность Бабы яги» именно такая!

Михаил ЗАДОРНОВ

________________________________________________

Купить можно в интернет магазине Ozon
Электронный вариант на сайте ЛитРес

«Роковой Марусей» горжусь так, словно сам ее написал!» – сказал об этой книге Леонид Филатов. И его восхищение вполне оправданно. Пожалуй, никто так остроумно и тонко не писал о закономерностях в развитии страсти, о приемах ее разжигания и удержания, как это сделал Владимир Качан. Перед нами разворачивается история жизни театральной актрисы по имени Маруся. Свой талант, молодость, обаяние она расходовала на разыгрывание любовных мелодрам. И если в ТЮЗе она никогда не слыла примой, то в «Театре Марусиной драмы имени Дюма-отца» ей не было равных!
***

Сейчас вы прочтете предисловия к моей «Роковой Марусе», написанные Леонидом Филатовым и Михаилом Задорновым. Написаны они совершенно независимо друг от друга. Заранее предупреждаю, что они будут меня хвалить. Когда хвалят известные и уважаемые люди - это что-то вроде рекомендации, кроме того, что это само по себе приятно. Однако (чтоб вы не думали, что я прикрываюсь их авторитетом), когда мы стали друзьями, им до всенародной славы было куда как далеко; ни одной, даже самой нахальной гадалке не хватило бы наглости предположить, что когда-нибудь Задорнов поздравит весь советский народ в новогоднюю ночь вместо президента (и народ в Новом году перестанет быть советским), а Филатов получит все звания и станет лауреатом всех самых престижных в стране премий (у него только Ленинской нет - опоздал и Нобелевской - значит, есть куда расти). Впрочем, если уж быть честным до конца, их известность и авторитет (в плане рекомендации) этому сочинению не повредят и, надеюсь, даже помогут.

АВТОР

«Роковой Марусей» я горжусь так, будто сам ее написал. А между тем написал эту театральную повесть мой близкий друг - может быть, самый близкий! - друг и однокурсник, а ныне артист театра и кино, композитор и исполнитель собственных песен - Владимир Качан. Познакомились мы с Володей аж в 1965 году на вступительных экзаменах в театральное училище имени Щукина. Оба были из разных концов страны, именуемой еще Советским Союзом, он - из Риги, я - из Ашхабада, но породнила нас тогда, как я сейчас понимаю, общность вкусов. Нам нравились одни и те же стихи, одни и те же книги, одни и те же фильмы, бывало, что нравились даже одни и те же женщины... За это время у нас неоднократно возникали разговоры о возможном Володином писательстве. Он постоянно отнекивался. Аргументы, как правило, были одни и те же: да нет, поздно уже... да и графоманов развелось... ну, напишу я одну книжку - на большее ни сил нет, ни времени,- она и потеряется на этих книжных развалах... и потом, ну, что это добавит к моей репутации?.. За точность слов я, конечно, не поручусь, но пафос аргументов был примерно такой. Какой-то резон в этих отговорках, разумеется, был, но я уверен, что, уж если в человеке что-то заложено, надо дать этому «чему-то» выход. И тут уж вступают в силу не вялые соображения по поводу возможного неудачного результата, а власть самого процесса творчества. Что, собственно, и случилось. Вначале Володя читал свою повесть «с голоса». Каждые две недели приносил две-три новые главы и читал вслух. Я ждал момента, когда она будет закончена и можно будет прочитать ее «глазами», ибо известно, что между словом звучащим и словом написанным «разница велика есть». Надо сказать, что читатель я плохой. Вернее, вредный. В юности, читая даже Толстого, я ухитрялся находить в нем множество стилистических неправильностей и полное отсутствие чувства юмора. Позднее та же участь постигла и других классиков. С годами, правда, моя запальчивая страсть повергать классиков в прах улеглась как-то сама собой, но, беря в руки «Роковую Марусю», я был уверен, что минимум с десяток «блох» я тут наковыряю. Ну, во-первых, автор не классик, что само по себе уже дает некоторую свободу маневра, а во-вторых, он мой товарищ и может даже заподозрить меня в некоторой неискренности, если я преподнесу ему округло-комплиментарную речь. Я прочитал повесть в один присест, и она понравилась мне еще больше, чем при прослушивании «с голоса». Это была достойная проза, не терпящая по отношению к себе никаких снисходительных скидок на «первый опыт» или «пробу пера». Я даже стал по-хорошему завидовать Володе, потому что это написал он, а не я. Завидую я и читателю, которому предстоит чтение, смешное и печальное, нежное и ехидное, язвительное и сентиментальное, а самое главное - доброе и благородное.

Леонид ФИЛАТОВ

Я прихожу в гости к другу детства, отрочества, юности, зрелости и приближающейся старости Владимиру Качану. Он читает мне свою рукопись. Это удивительно не по-современному здорово - целый день не думать о деньгах, рейтингах, спонсорах... Не ругать правительство, телевизионные передачи и журналистов... Не злословить об артистах эстрады и подрастающем поколении, а наслаждаться словом, прозой... Я бы даже сказал - поэтической прозой. Той прозой, которая все реже появляется на прилавках, которая с приходом так называемой свободы нецензурного слова растерялась и уступила место «Оргазму на чердаке» и «Жизни президента через замочную скважину». У Тургенева, Гончарова, Толстого и иже с ними от безысходности опустились рейтинги. Что поделаешь! Образованный, порядочный, интеллигентный человек всегда отходит в сторону и теряется, когда имеет дело с хамством. Писать хорошо стало невыгодно. Тем более невыгодно стало читать то, что хорошо написано. Неприбыльное это нынче дело. И вот среди всей этой сегодняшней суеты сует, вопреки повсеместному прилавочному литературному хамству, в самом эпицентре московского тусовочного циклона (Володя живет на Пушкинской) мой друг сел и написал повесть. Динамичную, но без агрессии. Остроумную, но не пошлую. По-детективному захватывающую, хотя и о вечном (для тех, кто забыл, поясню: вечное - это душа, а не ставка рефинансирования). Многие знают Владимира Качана как артиста театра и кино. Но далеко не всем известно, что с юности больше всего он любил поэзию. Опять-таки для тех, кто не понимает, как это возможно - любить поэзию,- уточняю: для него найти новые стихи, которые бы запали в душу, все равно что кому-то другому курнуть нынче марихуанки. Он сочинял музыку к стихам Филатова, Ряшенцева, Рубцова, Левитанского... Я прекрасно понимаю, что человеку с живым умом надоедает всю жизнь говорить чужими словами, выражать чужие мысли, пускай даже классиков. И Владимира Качана прорвало! Слово это, может быть, кому-то покажется неласковым. Но уверяю вас: бездарности успех вычисляют, а талант прорывает. Я предполагал, что уже пришло время появиться в России «новой-новой» литературе, чтобы кого-нибудь прорвало. Ведь даже среди «новых» русских стали появляться «новые-новые» русские, без цепей, перстней, тупо стриженных затылков, знающих, что Сара Бернар - актриса, а не порода собак. Но я никогда не думал, что среди тех, кто по-гусарски кинет перчатку литературному хамству, будет мой друг. Конечно, есть и в наше время писатели, которые не идут на поводу у замочной скважины и нижней половины туловища. Но многие из них - лично для меня - невыносимо скучны. Потому что, как правило, пишут только о себе любимых и становятся очень известными лишь в кругу своих друзей, которые их, любимых, и знают. Таким писателям не остается ничего другого, как убедить себя в собственной гениальности: мол, сейчас для нас - не время, поймут через века. На мой взгляд, это все равно что «фига в кармане». Просто у одного эта «фига» поменьше, а у другого побольше - этакий огромный кукиш. Володя в эту игру не играет. Он пишет, как пишется, как поется. Получает удовольствие от своего пения и щедро делится этим с читателем. Если сравнивать с музыкой... А музыку можно услышать во всем, что окружает нас в жизни. Просто многие ее не слышат, потому что им некогда прислушиваться. Так вот, если говорить о музыке, повесть Качана - это диксиленд, в котором звучат и остроумные саксофоны, и наглые тромбоны, и романтическое фортепиано, и ироничное динамичное банджо, и безжалостный барабан. Володя дочитывает мне очередную главу рукописи, и мы едем к Леониду Филатову. Мы дружим до сих пор, хотя встречаемся нечасто. В юности проводили вместе почти все вечера. О том, как мы их проводили, как раз и можно прочитать в «Роковой Марусе». Филатов читает нам отрывки из «Лизистраты». Мы слушаем, и у меня создается впечатление, что Аристофан специально написал «Лисистрату», чтобы Филатов в наше время реанимировал ее своим ярким, остроумным поэтическим слогом, который все знают по его «Федоту-стрельцу»... Заезжал Саша Розенбаум, чтобы послушать, поговорить о живом, о вечном, а не о спонсорах, рейтингах и шоу-бизнесе. Сидим на кухне, как раньше... Я очень горжусь, что мои друзья взяли из прошлой жизни все лучшее, что они не употребляют в своей чистой русской речи слово «спонсор» и что им до фени ставка рефинансирования. В соседней комнате по телевизору бубнят новости. Опять кто-то чего-то с кем-то не поделил. Как хорошо, что вся эта дурь сейчас так далеко от нас!

Михаил ЗАДОРНОВ

________________________________________________

Я полагал написать лирическую документальную повесть о школьных годах с Михаилом Задорновым, о студенческих — с Леонидом Филатовым, о наших одноклассниках, однокурсниках и друзьях — словом, о том, “ как молоды мы были, как искренно любили, как верили в себя” — и все! Что это будет — мемуары? Да не приведи Господь! У меня аллергия на это слово! Как–то Михаил Жванецкий сказал, что после того, как напишешь мемуары, приличнее всего — умереть. А пока не хочется.

Условимся заранее: все, что вы прочтете в данном произведении, не будет строго документально — это принципиально. Я оговариваю себе право на свободу фантазии, полет воображения, анархию мысли, а проще — напридумывать то, чего не было. Нет, нет, правда тоже будет, только вы не поймете, где она и где вымысел. Таким образом, черты документального будут размыты.

Какой же это жанр? А ну его к черту, этот жанр! Вам он нужен? Мне — нет!..

Купить можно в интернет магазине Ozon
Электронный вариант на сайте ЛитРес

________________________________________________

 

bottom

© 2017 Владимир Качан официальный сайт. Все права защищены.
Joomla! — свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.

Испытательная лаборатория ФЭУТ - аттестация рабочих мест по условиям труда.