top
logo

Поиск

-
«Чтобы вести свой бизнес, надо уметь просчитывать ситуацию»
Один из ведущих актеров театра «Школа современной пьесы», автор и исполнитель огромного количества замечательных песен, Д'Артаньян в нашумевшем спектакле ТЮЗа «Три мушкетера» - все это замечательный артист Владимир Качан, жизнь которого чаще всего складывалась из закономерных случайностей и мистических совпадений. 

- Владимир, в сериале «Бедная Настя» вам выпал шанс сыграть начальника сыскного отделения Бенкендорфа. Скажите, эта роль привнесла что-то новое в ваше понимание и самого этого образа, и того времени, его политической и экономической ситуации? 

- Вот здесь я вас отчасти разочарую: ничего, кроме того, что уже знал. Потому что когда-то у меня был некий литературный опыт, являвший собой документальную пьесу о дуэли и смерти Пушкина. И в связи с этим я изучал много-много материалов, а посему знал о Бенкендорфе, как и о его времени, побольше, чем даже сценаристы "Бедной Насти". Я знал о Бенкендорфе, например, что он спасал людей во время петербургского наводнения и сам лез в ледяную воду, что он первым, будучи тогда гвардейским генералом, вошел со своим отрядом в покидаемую Наполеоном Москву. Это уже потом его назначили начальником Третьего отделения. Поэтому я позволил себе внести некоторые коррективы в сценарий и в беседе, к примеру, с Жуковским (актером Калягиным) процитировать фразу из письма Чаадаева к Бенкендорфу, а когда речь зашла о Лермонтове,- вставить несколько подобающих случаю цитат. Так что я все время добавлял какие-то штрихи, и чаще всего при монтаже они проходили. Кроме того, я в диалоге с Жуковским на балу еще и Герцена процитировал, чтобы наглядно пояснить, за что конкретно ратует Бенкендорф. 

- И что же такого крамольного написал г-н Герцен?

- А г-н Герцен, будучи по тем временам почти диссидентом, написал про демократию следующие слова, которые я когда-то запомнил намертво и тут при случае процитировал. Они очень современны и остроумны: «В демократии страшная мощь разрушения. Но когда примется она созидать, она теряется в ученических опытах и политических этюдах». В результате можно продлить эту линию к сегодняшнему дню и понять, что демократия в том виде, во всяком случае, в котором она у нас была до недавнего времени, ни к чему хорошему в результате не приведет. Видимо, этого и опасался Бенкендорф, преследуя такого рода инакомыслящих. Ведь он ратовал за крепкую державу, за существовавший политический и экономический строй, то есть за конституционную монархию, считая именно ее, а не демократию, перспективным строем. Я не политик, мне трудно рассуждать на эти темы. 

- Но слова Герцена в некотором смысле похожи на диагноз, поставленный стране?

- Что не исключает ее развитие по нормальному, рыночному пути - не будет «теряться в ученических опытах». 

- Владимир, а лично у вас были опыты построения рыночной экономики и участия в работе бизнесе?

- К сожалению, нет. Я в этом отношении совершенно и абсолютно бездарен. И потом, не может человек, которого Господь наделил такими способностями, как пение, сочинение музыки, литература и актерское ремесло, быть наделен всем. Да я даже в вопросах математики, что при бизнесе обязательно, очень не силен. В отличие, кстати, от Михаила Задорнова, с которым мы дружим с самого детства: вместе учились в одной школе и по сей день остаемся близкими друзьями. Вот кто был действительно знатоком математики - Миша был чемпионом математических олимпиад в школе. И когда он мне один раз попытался рассказать какую-то комбинацию, которую он высчитал для себя давно и приносящую конкретный выигрыш и явный успех, я даже не пытался его слушать с умным видом: мне стало через полторы минуты нестерпимо скучно. Я понял, что ни бельмеса в этом не понимаю. А Задорнов может даже заранее просчитать успех или не успех всех вот этих шуток, которые вы видите на экране. И это своеобразный талант - умение это делать, умение просчитывать ситуации, умение строить и вести бизнес. 

- Ваши многочисленные песни на стихи Леонида Филатова известны в стране. Скажите, а какие у вас отношения с фирмами, выпускающими ваши диски? Они вас здорово «надувают»?

- Я понятия не имею, но думаю, что не без этого. Да и все издатели это делают. Иначе не может быть - они не выживут. Этим занимаются и книжные издатели, потому что авторские гонорары просто мизерные. И это уже издательский бизнес. Но я не ропщу. Знаю, что некоторые выдающиеся, с моей точки зрения, поэты, издают сборники своих стихов за свой счет. А здесь тебе (то есть мне как автору) еще и платят, так ты и счастлив. Что касается дисков и кассет, то их издавали разные фирмы. И гонорар здесь, как правило, составляет 10% с каждого экземпляра, то есть 10% с общего тиража. Ты можешь брать это кассетами или деньгами - как хочешь. А вот дополнительные тиражи и какие-либо «левые» выпуски - с этого ты не имеешь ничего, потому как проследить за их выходом практически невозможно. В жизни получается все как раз так, как в нашей с Филатовым песенке, которая кончается такими словами: «Неважно то, что для дуэли нет причины. Неважно то, что ссора вышла из-за дам. А важно то, что в мире есть еще мужчины, которым совестно таскаться по судам». 

- Остается только надеяться, что кинобизнес более ответственно относится к своим материальным обязательствам. Скажите, а вот эта многосерийная картина «Бедная Настя» - хороший заработок для актера? 

- Вполне приличный, хотя я и так не бедствовал, потому что за концерты получаю. 

- И концерты, по всей видимости, гораздо денежней, чем работа в театре? 

- Не скажите. У нас театр в этом смысле особенный. Там выше гонорары, чем во всех других театрах Москвы. Как-то наш главный режиссер Иосиф Райхельгауз ухитрился сделать так, что у всех в театре «Школа современной пьесы» достойная зарплата. Не 200$, на которые только можно сводить концы с концами, как в ряде других театров, а значительно больше. Может быть, за счет того, что у нас маленькая труппа. Это дает возможность платить. Остальные артисты у нас приглашенные - это разовые исполнители, им так и платят. 

- А можно узнать, на что вы любите тратить деньги? 

- О, это одно из моих самых любимых праздных занятий - тратить деньги. И делаю я это с преогромным удовольствием. Поскольку детство у меня было довольно бедным, самой лучшей, красивой одеждой был спортивный костюм общества «Динамо». Я тогда занимался легкой атлетикой вполне серьезно, дошел до I разряда. И вот кроме этого синего костюма у меня ничего не было. Потом, когда я стал зарабатывать деньги, появилось что-то вроде реванша - стал покупать куртки. А сейчас для меня самое большое наслаждение - делать подарки. Выбирать, покупать и делать приятное людям - на что еще можно тратить деньги?

[назад]

 

bottom

© 2017 Владимир Качан официальный сайт. Все права защищены.
Joomla! — свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.

Испытательная лаборатория ФЭУТ - аттестация рабочих мест по условиям труда.